Abr@X@bra.ru
«В интернете нет ни ступенек, ни пандусов — ограничений быть не должно»
«В интернете нет ни ступенек, ни пандусов — ограничений быть не должно»

«В интернете нет ни ступенек, ни пандусов — ограничений быть не должно»

21.11.2017
18

Алексей Любимов потерял зрение после школы в результате осложнения гриппа, но это не помешало ему закончить психфак, поступить на программу переподготовки и стать специалистом по ориентированию и мобильности — помогать слепым и слабовидящим учиться самостоятельно ориентироваться в пространстве.

Получив образование, Алексей стал научным сотрудником Института коррекционной педагогики. Параллельно с этим началась его деятельность в IT-сфере. Он шутит, что стал вести двойную жизнь. С Алексеем легко связаться в Facebook, его страница в соцсети пестрит новостями: вот он подписывает петицию против платных парковок, вот поздравления после защиты кандидатской, вот заметки из жизни семьи Алексея — его жены Марты и их маленького сына. Мы встречаемся с героем в офисе «Яндекса», где он почти семь лет работает над тем, чтобы люди с ограниченными возможностями могли пользоваться интернетом наравне с остальными.

Как слепые видят мир

Те, кто не видит с рождения, не расскажут вам, что они представляют, поскольку это объяснить невозможно. А есть люди, у которых слепота приобретенная. Здесь вступает в силу механизм: память подсказывает образы, которые я знаю. Это не полное замещение картинки, но это и не ничего.

Если человеку с врожденной слепотой предъявляют образ чего-то, он остается константой. Например, маленькому ребенку дали потрогать игрушечного медведя — такую пластмассовую фигурку на подставке. Когда он вырос и пошел в зоопарк и там увидел живого медведя на цепи, то все равно для него это сначала медведь на подставке, а потом уже контекстная замена.

В моем же случае образы приближены к реальности. Если речь о помещениях, зданиях, улицах, то они приближены к 100-процентной точности. Если мне будут объяснять, как выглядит Гелендваген, для меня это будет похоже на «Волгу», но покруче, подороже и помощнее. Тут уже идет возможное искажение и пересечение с имеющимся опытом. Если я сейчас начну объяснять любому человеку то, что он никогда не видел, у него включится этот же механизм. Образы людей для меня складываются примерно также. Тут нет ничего специфичного. Это как если бы вы говорили по телефону с Андреем или Леной и как-то себе представляли их. С единственной разницей в том, что вы их видели и у вас всплывает максимально приближенный к реальности образ, а у меня он другой.

Что слепые делают в интернете

За компьютером я сижу с 1986 года. Когда был маленьким, в игрушки на нем играл, а потом это уже было инструментом для обучения и самообразования. Но зарегистрироваться без посторонней помощи практически нигде было нельзя. Как и заполнить форму регистрации, отправить заявку на мероприятие или скачать что-то с файлообменника. Проще сказать, что можно было сделать.

Для людей с ОВЗ (ограниченными возможностями здоровья. — Прим. ред.) существуют вспомогательные технологии — аппаратные и программные, — которые позволяют пользоваться компьютером, ноутбуком или телефоном. Это девайсы, которые присоединяются к устройству, — например, джойстики с двумя большими кнопками для людей, у которых проблемы с мелкой моторикой. Для слепых это небольшой дисплей, куда в одну строку шрифтом Брайля выводится то, что находится под курсором. Стоит такой дисплей от 150 тысяч рублей и дороже, поэтому многим он недоступен.
Есть программные решения. Например, виртуальная клавиатура на экране для людей, которые не могут нажимать на клавиши, но могут пользоваться мышкой. Для слепых это программа экранного доступа, которая озвучивает всю текстовую информацию, которая есть на экране. Если же текст сфотографирован или указан на баннерах, то программа это не считает. Ни картинки, ни видеоряд преобразовать пока тоже невозможно. И тут выясняется, что почтовый ящик завести нельзя, потому что в конце — после введения всей информации — стоит графический код подтверждения (капча). Поскольку я не вижу буквенно-цифровой код на картинке, то не могу ввести его и зарегистрировать ящик. И все, тупик. Так было когда-то.

Знакомство с «Яндексом»

В 2009 году меня пригласили на конференцию РИФ, где речь велась об интернет-доступности для пользователей с ОВЗ. Вообще, интернет — это пространство, где ограничений быть не должно. Там ни ступенек, ни пандусов — простроить все гораздо проще. «Ну вы сделайте тогда, чтобы можно было ящик открыть или что-то скачать», — думал я. На том мероприятии я по этому поводу повысказывался и вставил в свое выступление замечательный скриншот попытки завести почту. Заканчивая выступление этим слайдом, я сказал, что, видимо, в компании «Яндекс» не видят другого решения проблемы.

Тогда встал какой-то товарищ и говорит: «Я сотрудник компании „Яндекс“, какое решение вы предлагаете?» Я объяснил, что есть аудиокапча, есть прием «решите пример — впишите ответ», а вообще, есть другие технологические решения, чтобы отличить меня как пользователя, заполняющего форму, от бота. После выступления этот товарищ ко мне подошел, мы с ним посидели за ноутбуком, он поспрашивал, как взаимодействуют пользователи с нарушением зрения с компьютером, какие есть особенности. В конце дал визитку, сказав, что спишемся или созвонимся. Оказалось, что это был Илья Сегалович.
Осенью 2009 года Илья пригласил меня в «Яндекс», где мы провели первый семинар для сотрудников, чтобы показать, как сервисы выглядят для пользователей, которые имеют те или иные ограничения. Потом мне предложили стать экспертом по accessibility — доступности веб-ресурсов. Так мы начали работу над сервисами «Яндекса».
Законодательство, которое регулирует вопрос доступности интернет-ресурсов, — это ряд приказов Минкомсвязи (в одном приказе пункт, в другом полпункта) и рекомендательные ГОСТы. Одним из первых там идет уточнение: интернет-ресурс может считаться доступным или недоступным, если пользователь тестирует его, используя рабочее место инвалида по зрению. Но рабочее место инвалида по зрению — это комплекс оборудования, которое сейчас стоит под миллион рублей. Если следовать букве закона, то ноутбук, за которым я сейчас сижу, не является рабочим местом. И международные стандарты, и внутренние документы говорят о том, как должно быть или как хотелось бы, чтобы ресурс работал. Но сам процесс нигде не прописан. Каждый решает эту задачу по-своему. Задача, которая была поставлена в «Яндексе» перед командой, куда я вошел, — выстроить процесс таким образом, чтобы имеющиеся сервисы и те, которые разрабатываются, включали в себя элементы доступности.



Офис «Яндекса»

Как выглядит доступный интерфейс

Из-за псевдотолерантности всех людей с нарушением зрения называют слабовидящими. И меня в том числе. Как правило, версия для слабовидящих — это клон стандартной версии, где буковки побольше и черное на белом. Капча остается, неподписанные кнопки остаются, и проблема с формами — тоже. Ну и смысл?

Ассистивные программы могут распознавать класс окна (будь то меню или диалоговое окно), переносить туда фокус курсора и зачитывать текст. Поэтому у интернет-страницы должна быть понятная структура. Я не должен догадываться, что же имел в виду разработчик, когда назвал меню так или иначе, не должен долго искать раздел «Контакты» и другие. К каждому разделу на сайте должен вести очевидный путь.
Дальше должна быть правильно организована навигация по странице и html-разметка: заголовки, списки, кнопки и так далее. Чтобы я, используя горячие клавиши, мог переходить от объекта к объекту. Все изображения, которые не относятся к декору, должны быть подписаны. Если я читаю какой-томатериал, а в нем есть фотографии, хорошо бы понимать, что на них изображено — например, то, что главный герой на работе (именно поэтому мы решили добавить подписи ко всем фотографиям в этом материале. — Прим. ред.). Мелочь, а, в конце концов, приятно. Формы должны быть заполняемы. В них должны быть подсказки, потому что не всегда очевидно, как, например, вписывать телефон — начиная с плюс семь или с восьмерки, слитно или раздельно, со скобками или без. Это самые простые вещи, а таких много.

Как улучшить сайт

В «Яндексе» ставится задача сделать тот или иной сервис доступным или улучшить его доступность. Дальше команда расписывает задачи, которые можно сделать в ближайшее время. Все сразу сделать нельзя — это надо понимать. Затем прорабатывается алгоритм по этим задачам.

Есть, например, функция поиска. И есть определенное понимание, что делает среднестатистический пользователь: он открывает yandex.ru, делает поисковый запрос и получает какую-то выдачу. Сейчас я, открывая «Яндекс», сразу попадаю в поле поискового запроса, мне не нужно искать его по всей странице. Набираю, допустим, название The Village, а мне открываются поисковые подсказки, которые программа экранного доступа считывает. Мелочь, а уже удобно. Дальше я попадаю в поисковую выдачу и могу свободно перемещаться по заголовкам. Это тоже нужно было сделать, как и выстроить внутри компании механизм — от постановки задачи, до тестирования и выкатывания в публичный доступ. Есть элементы — например, подпись картинок, — которые реализованы во всех сервисах, но везде есть и специфичные нюансы. Одни вот-вот будут сделаны, а к другим еще не приступали.

В обычной жизни я пользуюсь главной страницей, поиском, поиском картинок, видео, картами, сервисами «Яндекс.Деньги», «Яндекс.Диск», «Яндекс.Погода».





Страницы из пособия для людей, имеющих зрительные нарушения
Тест главной страницы «Яндекса»

Обычно открываю «Яндекс», смотрю новости — ничего критического в мире не случилось, идем дальше.
О, в ящике 50 писем. Когда из дома уходил, было 47. Значит, есть новая почта.
Погода — минус семь градусов. Ну, хорошо, можно без шапки на улицу выйти.
Прогноз по пробкам — четыре балла. Иногда я еду на работу на машине, поэтому для меня это вопрос актуальный. До дома — один балл. Ну, замечательно!


Есть ряд вещей, которые сложно разделить между доступностью (accessibility) и удобством (usability). На этих перекрестках возникает дилемма: сделать usability на пять с плюсом или чем-то пожертвовать и сделать accessibility. Здесь нет на 100 % очевидных вещей: доступность — это не результат, а процесс.
Продолжаем дальше. Казалось бы, я и картинки — вещи слабо совместимые. Но мне, например, хочется поздравить своих друзей с Днем святого Валентина.
Тест «Яндекс.Картинки»

Я открываю раздел «Картинки», а там к каждой картинке есть подпись. Выбираю по подписи, смотрю размер 600 на 470 и могу поделиться открыткой, например в твиттере. То есть я, не привлекая сторонних товарищей, могу отправить валентинку. Понятно, что с погрешностью, ведь то, что изображено на самой картинке, не считывается. Но благодаря подписи могу быть уверен, что адресату не придет открытка с военной техникой на 23 февраля.

Для того чтобы эта мелочь была реализована, нужно было простроить всю работу внутри компании. Конечно, можно обложиться руководствами и автоматическими валидаторами, но много нюансов вылезает тогда, когда в команде присутствует человек, который реально этим пользуется ежедневно. Такой, как я, должен быть обязательно.

Насколько доступны «Госуслуги» и другие сайты

Когда я пытался оформить паспорт на «Госуслугах», я его оформлял девять месяцев. На каждом затыке доставал техподдержку и в конце концов приехал в Минкомсвязь на Тверскую. Мне говорят: «Что ты не можешь?» Я говорю: «Ну, давайте, сейчас покажу». Открываю версию для слабовидящих: логин, пароль, капча — тупик. После этого я стал работать с «Госуслугами», и они сильно изменились. Среди других проектов, с которыми я сотрудничал, были сайты kremlin.ru и government.ru, а также сайты Минздрава, Министерства образования Свердловской области, Минкомсвязи, «Одноклассники».

Тест mos.ru

Я вбиваю сайт нашего любимого сайта mos.ru. Официальный сайт мэра Москвы. Замечательно. На этом все удобство закончилось. Смена языков, обратная связь, новости, афиша, услуги. Это неочевидная страница. По идее, здесь должен был быть переход в меню. Ссылки не подписаны, поиск тоже никак не подписан. Может быть, визуальная картинка есть, но она не распознается. Вот электронная приемная — поехали. Заполняю информацию о себе, текст обращения. Вот, все. В конце капча. Вот это госсайт. Какая-то картинка, но что это за картинка, я не знаю. Можно написать: «заснеженная Москва, 2017». Чтобы найти контакты, мне нужно перелопатить весь сайт. Чтобы добраться до подвала, нужно прочитать все, что написано на странице. Вот это типичная ситуация для госсайтов — не для всех, но для 99,9 %.

Тест the-village.ru

Я не знаю, но показывать мне в самом начале то, что в Москве минус семь и четыре балла, — это интересное решение. Второе, на что я натыкаюсь, — это курс ММВБ. И только на четвертом шаге я попадаю в ленту новостей. Удобно сделано то, что по каждой новости я могу передвигаться. Я хочу найти поисковое окно, но я его не могу найти. То есть я не смогу на сайте найти рубрику, в которой про меня выйдет материал. И, собственно, я так и не понял, где здесь комментировать. Таких мелочей много.

Тест mts.ru

МТС. Частным клиентам. Так, мне сюда. Следующее — пополнение баланса. Пополнить баланс — возможно, вот ввожу все свои данные, только нужно, чтобы карта была привязана.

Анализ среднестатистических расходов говорит о том, что закладывание доступности на этапе разработки сайта — это не более 10 % от всего бюджета. Переработка и исправление — до 30–40 %. Но дело даже не в деньгах, а в культуре программирования и человеческом факторе.

Сейчас я работаю экспертом по accessibility только в «Яндексе», но с учетом другой нагрузки выходных у меня нет. Я вижу много несовершенных сайтов, но я один и делаю, что могу — то, на сколько меня хватает.

Не тот шрифт

На самом деле Times New Roman от Брайля ничем не отличается. И то, и то — шрифты. Алфавит у нас с вами один и тот же, это просто графическое отображение звуков. Когда я встречаю новости о том, что «Почта России» разместила табличку, набранную шрифтом Брайля, под стекло, а РЖД повесило гладкую табличку на испанском, меня это веселит. Потому что ругаться бесполезно.

Любое распоряжение можно сделать как получится, а можно сделать хорошо. Иногда в команде попадаются люди, которые понимают, что завтра они могут оказаться в той же ситуации, что и я, — всяко бывает. Они хотят сейчас, пока могут, сделать веб доступнее. Кто-то делает это чисто из человеколюбия. Кто-товидит, что бабушка и хотела бы что-то сделать сама на сайте, но сделать это она не может. А он в рамках своей работы может сделать так, чтобы интернет для бабушки стал доступнее.







Источник: he-village

Веб
Читайте также:
Css эффект - разорванный текст

Css эффект - разорванный текст

В данном посте, хочу поделиться, как можно сделать очень интересный эффект - разорванного текста с помощью CSS.
Читать
CSS Grid идеально подходит для адаптивной верстки

CSS Grid идеально подходит для адаптивной верстки

Я думаю, что вы уже в курсе, что Grid превосходит Flexbox для создание макетов. Но как насчет адаптивных макетов? Что лу...
Читать
3 новых CSS-функции для изучения в 2017 году

3 новых CSS-функции для изучения в 2017 году

В этом посте, поговорить хочу про CSS, а если быть точнее про новые его фишки которые стоить знать.
Читать